Продуктовый «Fix Price»: Реальны ли госмагазины с фиксированными ценами?

Продуктовый «Fix Price»: Реальны ли госмагазины с фиксированными ценами?

Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан, основатель Национального родительского комитета Ирина Волынец предложила создать государственные торговые сети с фиксированными ценами на товары первой необходимости. Соответствующее обращение она направила в Минпромторг, Минсельхоз и на имя первого заместителя председателя правительства Андрея Белоусова. Волынец констатировала, что в текущей ситуации наблюдается «повсеместный и не всегда обоснованный» рост цен.

«В этой связи считаю необходимым разработать регламент учреждения и работы государственных торговых сетей с фиксированными ценами для продажи продовольственных и непродовольственных товаров первой необходимости, детских товаров без торговой наценки», — говорится в обращении. По ее мнению, это позволит обезопасить население от завышенных цен недобросовестных участников рынка и недобросовестной конкуренции.

18 марта Генпрокуратура организовала проверки в связи с выявленными фактами незаконного повышения цен на продукты, бытовую химию и средства личной гигиены в российских торговых сетях.

1 марта крупные торговые сети приняли решение ограничить свои наценки на продукты на уровне 5%. Как отмечали в ФАС, торговцы примут на себя обязательства по минимизации наценок на молочную продукцию, хлебобулочные изделия, сахар и овощи так называемого «борщевого набора» (капуста, картофель, свекла, морковь, лук). Недельная инфляция в России с 12 по 18 марта составила 1,93% после 2,09% неделей ранее, сообщил Росстат. В годовом выражении рост цен ускорился с 12,54% до 14,53%. С начала марта инфляция составила 5,38%, с начала года — 7,67%.

Примечательно, что с аналогичным предложением выступил лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский еще в январе 2021 года, то есть до своей госпитализации и начала кризиса.

«Давайте сделаем часть торговых сетей государственными и восстановим министерство торговли, которое будет их курировать. Там всегда будут твердые цены. И малоимущие знают: вот государственный магазин, пойду там куплю», — пояснял он.

Впрочем, опрошенные «СП» эксперты отнеслись к этой идее довольно скептически. По их мнению, более эффективной поддержкой населения стала бы не попытка фиксации цен, а непосредственная помощь малоимущим, в частности, введение продовольственных сертификатов, которое обсуждается еще с 2014 года.

Генеральный директор INFOLine Иван Федяков считает, что предложение может привести к дефициту товаров, и предлагает вместо этого ввести продовольственные карты для малоимущих.

— Я считаю такие предложения чистым популизмом и желанием заработать на проблемах потребителей политические дивиденды. Потребители сейчас очень чутко реагируют на цены. Но нужно понимать, что цены — это самый эффективный инструмент борьбы с ажиотажем. Ажиотаж создается не высокими ценами, а пустыми полками.

Обратите внимание, что в начале спецоперации никакого ажиотажа не было. Потребители вели себя достаточно спокойно, хотя и рубль уже упал, и было понятно, что последствия будут серьезными. Но когда потребители стали приходить в магазины и видеть пустые полки с сахаром, с товарами для животных и гигиены, именно это заставило их бежать в другой магазин и покупать в три раза больше.

Если бы люди увидели этот товар в магазине, пусть и по более высокой цене, уверяю вас, ажиотажа бы не было. Пускай пакет сахара стоил бы не 80 рублей, а, скажу страшную вещь, 150 рублей. Даже не самая обеспеченная пенсионерка способна была бы купить эту пачку, хотя цена выросла в два раза. Но бездумное давление на производителей и сети, которое заставляло удерживать цены на минимальном уровне, привело к тому, что стало невыгодно торговать сахаром. Как следствие — мы получили пустые полки и ажиотаж.

То, о чем говорит Волынец, никоим образом не решает, а, напротив, усугубляет эту проблему. Любая попытка вмешательства государства во взаимоотношения хозяйствующих субъектов в производстве товаров народного потребления влечет за собой пустые полки.

«СП»: — Но проблема роста цен существует, каким образом с ней можно бороться?

— Проблема не в росте цен, а в нехватке у населения денег для того, чтобы покупать подорожавшие товары. Если вы хотите помочь населению, помогите деньгами, вот и всё. Продовольственное субсидирование есть во всем мире, в том числе и в развитых странах, и в США, и в Европе. В этом нет ничего стыдного.

У нас 20% населения до 24 февраля по официальной статистике жило за гранью прожиточного минимума, то есть получало меньше, чем МРОТ, который был повышен до 13,8 тыс. рублей. Сейчас по этим людям наносится жесточайший удар из-за роста цен и ажиотажа. С 2014 года в Минпромторге лежит программа продовольственного субсидирования, которая была разработана и согласована с участниками рынка. Мы участвовали в её разработке, общались с торговыми сетями, и они были готовы имплементировать эти решения — обслуживать продовольственные карточки, настроить эквайринг так, чтобы по ним можно было покупать только определенный ассортимент товаров (например, чтобы нельзя было купить водку).

В 2014 году мы даже говорили о том, чтобы по карточкам можно было покупать только отечественные продукты. Государство будет тратить деньги на эту помощь, но они вернутся к нему налогами от производителей и торговых сетей.

Все это уже есть, все готово, документ практически со всеми согласован, и почему эту программу не запускают у меня объяснений нет. Просто взяли и бросили проект, не доведя до конца. Хотя это реальная целевая поддержка населения, а не вертолетные деньги, как 5 тысяч рублей, которые раздавали пенсионерам. Эти деньги приходили бы целевым группам на счет, и они могли бы идти и покупать сахар, даже если бы он стоит 150 рублей.

Конечно, решений гораздо больше, но это то, над чем стоит задуматься и вводить уже сейчас. А вот об этой ерунде с государственной торговлей нужно забыть раз и навсегда. Мы это проходили 70 лет, и чем это кончилось, все прекрасно знают. Многие застали пустые полки в продуктовых магазинах, на которых стояли только красиво расставленные банки с морской капустой. То же самое через какое-то время будет и в государственных магазинах, если мы попытаемся их запустить.

«СП»: — То есть продовольственные карточки могли бы эффективней решить проблему роста цен, чем попытки их контролировать?

— Мы начали заниматься этим проектом еще в 2013 году. В 2014 инициатива дошла до разработки реального законопроекта. В 2015 мы рассчитывали, что он будет запущен, потому что тогда актуальность была высока, как никогда.

По одной из версий этот проект завернули потому, что словосочетание «продовольственные карточки» имеет высокую коннотацию с блокадным Ленинградом, и возвращаться к нему было бы не комильфо. Вот сейчас в моем понимании уже комильфо. Нужно сдержать свои амбиции и называть вещи своими именами. Нам нужны нормальные продовольственные карточки. Пока не всем, но хотя бы для слоев населения, которые находятся за гранью прожиточного минимума, а таких людей у нас много.

Только в Санкт-Петербурге у нас 2,6 миллиона пенсионеров. Молодой человек может пойти на вторую работу, может искать дополнительные источники заработка. Но 2,6 миллиона человек сделать этого не могут. И сейчас эти миллионы идут в аптеки и скупают втридорога лекарства, потому что боятся, что их не будет в будущем. И индексации на уровне инфляции им пока никто не обещает. В лучшем случае, дадут процентов 8−10, хотя инфляция будет на уровне 20−30%. Неужели нашим властям их не жалко и они не хотят им помочь?

То, о чем должно в первую очередь думать правительство — это поддержка населения и невмешательство в бизнес. Конечно, это не самый красивый в плане популизма подход. Но нужно дать бизнесу найти решение в этой кризисной ситуации. А он его найдет, если ему не мешать. Наш бизнес прошел уже пять кризисов, и те, кто в них выжил, выживут и в шестом. Постоянное педалирование темы регулирования наценок, цен и уж тем более государственные магазины — это то, чего как раз не нужно сейчас делать. Но льются эти идеи отовсюду. В то время как то, что нужно делать, то есть прямую поддержку населения, почему-то не обсуждают.

Экс-замминистра сельского хозяйства России, доктор экономических наук, профессор Леонид Холод считает, что идея магазинов с фиксированными ценами имеет право на жизнь, но с важными оговорками.

— Идея в теории неплохая. Представляете, какая прелесть — магазин с фиксированными ценами. Но возникает вопрос, за чей счет это будет сделано? У нас рыночная экономика. Если торговый субъект свободен, право установления цены для него — это такое же право, как для нас с вами дышать. И если кто-то вмешивается в наше право дышать, он должен либо нас похоронить, либо вручить кислородную подушку.

Идея таких магазинов — один из вариантов работающей системы поддержки. Но тогда нужно говорить и дальше, например, о том, что эти магазины будут субсидироваться на торговую наценку. Наценка — это не только «хотелки» магазина, но и оплата многих вещей: охраны, электричества, продавцов, оборудования и так далее.

Следующий момент — есть инфляция, растут цены, с этим все соглашаются. Нужно отдавать себе отчет, что инфляция по продуктам первой необходимости будет больше. Отсутствие роста цен должен будет кто-то субсидировать, и это нужно сразу проговаривать.

В остальном идея продовольственной поддержки населения в том или ином виде используется во многих странах. Например, это продовольственные талоны, которые повышают платежеспособность малообеспеченных людей за счет бюджета. Есть вариант с бесплатной раздачей одежды и продуктов, чтобы не завязываться с магазинами.

«СП»: — В инициативе речь идет именно о государственных магазинах, а не о частных сетях, которые будут получать субсидии. Это рабочая идея?

— Мне кажется, что государству брать на себя головную боль в виде организации торговли не стоит. Это имманентно частное занятие в плановом порядке будет затруднено. В торговле нужна предпринимательская мобильность, а государственная машина неповоротлива. Если оно будет разрабатывать торговые планы сразу для нескольких сотен магазинов, они будут недостаточно эффективны. К тому же, это открывает большие коррупционные возможности.

Повторю, главный вопрос в субсидировании. Не обязательно упираться в специальные магазины, можно вернуться к вопросу продовольственных карточек, талонов или сертификатов, которая много лет обсуждается. Тогда даже в магазине общего профиля человек сможет получить товар по льготным ценам. Тут нет ничего постыдного — в тех же США более 40 миллионов человек получают продовольственные талоны. У нас вся эта система готова уже с 2015 года, но по каким-то причинам она не вводится. Хотя я вас уверяю, что льгота на еду освободит деньги для приличной семьи на другие товары.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика