«Мягкая сила»: выяснилось, почему на Крещение погибла в проруби купальщица

Корреспондент «МК» на себе испытал подобную опасную ситуацию

Крещение—2022 миновало, оставив о себе печальную память. Нынешний зимний праздник оказался отмечен трагедией. В Ленинградской области во время традиционных крещенских купаний утонул человек, — женщину, нырнувшую в прорубь, затянуло течением под лед. Можно ли было спастись в данной ситуации? Своим опытом поделились экстремал-ныряльщик и корреспондент «МК», которому тоже довелось однажды выбираться из «ледяных объятий» зимней реки.

«Мягкая сила»: выяснилось, почему на Крещение погибла в проруби купальщица

Фото: pixabay.com

Судя по сообщениям СМИ, беда приключилась 19 января под Гатчиной на реке Оредеж. Энтузиасты сделали «иордань» рядом с баней и устроили классическое русское развлечение, столь актуальное в связи с наступившим Крещением: попарившись, выскакивали из баньки и окунались в прорубь. Однако 40-летней женщине не повезло. Нырнув в «иордань», она уже не смогла выбраться из воды: течением затянуло под ледяной край майны. Никто из присутствовавших при этом помочь не сумел. Прибывшим спасателям вплоть до настоящего времени не удалось обнаружить тело несчастной.

— За прошедшее время утопленницу могло унести течением очень далеко, — пояснил «МК» поклонник «эксклюзивного» зимнего купания Алексей Сурин из подмосковного поселка Первомайский. 

Этот «морж» на протяжении нескольких лет устраивал для себя водные упражнения, которые можно назвать подледным ориентированием. Погрузившись в основную прорубь, Алексей подныривал под ее край и достигал под водой небольшой проруби, сделанной в нескольких метрах. По его словам, «запеленговать» эту дыру во льду помогает дневной свет, проникающий через нее, именно на этот «маяк» и ориентируется ныряльщик.

Дело, конечно, рискованное, а потому в последние годы этот человек перестал заниматься таким экстримом. Хотя по его признанию, он все заранее рассчитывал, готовя свой необычный «полигон»: «Я прекрасно знаю свои физические возможности. Нырять умею хорошо, однако «финишная» прорубь должна находиться не далее 4-5 метров от «стартовой», иначе есть риск до нее не доплыть, ведь в холодной зимней воде запас сил организма быстро иссякает».

— В разгар зимы лед на наших среднерусских речках уже достаточно толстый, поэтому практически невозможно, оказавшись под ним, проломить этот «панцирь», — продолжил Сурин. – Так что у бедной женщины, когда ее затянуло под ледяную кромку, не было никаких шансов на спасение.

На самом деле это вообще очень опасно — устраивать прорубь для зимнего купания на реке, а причина такой опасности — течение, пусть даже не очень быстрое. Не даром же практически все полыньи для купания «моржей» оборудуют на стоячих водоемах — на озерах, водохранилищах, прудах, ну или в районе широких речных заливов, где течение фактически тоже отсутствует.

— Но ведь в данном случае, судя по имеющимся сведениям, купающихся было несколько человек, и все происходило нормально до этого злополучного момента. Что же могло усугубить ситуацию для погибшей женщины?

— Возможно, она слишком резко пошла в воду – прыгнула в полынью с головой, да еще и сделала это не так далеко от края проруби. Поэтому за те секунды, пока выныривала на поверхность, течение ее как раз и успело подтащить под ледяную кромку. Можно было бы попытаться избежать гибели, ухватившись за край льда и таким образом противостоять напору водного потока. Но в данном случае купальщица либо растерялась и не успела этого сделать, либо промахнулась, либо ее руки соскользнули с ледяного края. А может, просто сил не хватило удерживать себя в таком положении: ведь когда человек полностью погружен в воду, река на него давит очень сильно, увлекая вниз по течению.

Автору этих строк пришлось однажды на себе убедиться в справедливости этих слов. Без малого 18 лет назад, в конце зимы 2004-го я вместе с несколькими товарищами по увлечению участвовал в заезде на велосипедах по руслу замерзшей Москвы-реки.

Замерзшей – да, как выяснилось, не везде, как следует.

В районе прибрежного села Успенское то ли родники притаились на дне, то ли какие-то водные завихрения образовались. Как бы то ни было, но в некоторых местах здесь толщина ледяной корки оказалась очень небольшой. Вот на одно из таких хрупких «пятен» я и наехал.

Тонкий лед хрустнул под передним колесом, и велосипед «клюнул» в моментально расползшуюся вширь полынью. Ледяное покрытие продолжило рушиться, участок открывающейся из-подо льда воды становился все больше… Еще секунду-другую спустя опора исчезла и под задним колесом. Я стал погружаться вместе с «железным конем».

Конечно, окликнул товарища, ехавшего впереди и потому не заметившего моей аварии. Тот поспешил на помощь, а еще двое участников группы подоспели к месту ЧП сзади.

Честно признаюсь, поначалу все мы проявили себя в сложившейся экстремальной ситуации абсолютно по-дилетантски. Один из друзей, приблизившись ко мне по льду ползком, протянул руку, я с готовностью ухватился за нее… Но лед, не выдержав двойной нагрузки, треснул, и вот уже мой спаситель сам макнулся головой в холодную воду, однако, к счастью, сумел вовремя отпрянуть и остаться на ледяной тверди. После этого, опомнившись от первых секунд горячки, стали действовать уже более правильно: товарищи стали распускать лямки от рюкзаков и делать из них импровизированную веревку, чтобы вытягивать на ней провалившегося, то есть, меня.

Пока они этим занимались, сам «морж поневоле» продолжал маячить в полынье, едва дотягиваясь ногами до дна. Шли секунды, и я стал явственно ощущать, что на тело мое действует «мягкая сила»: вода неумолимо давит, толкает вниз по течению. И противостоять этой силе я, оказывается, уже не могу, как ни стараюсь: ногам не хватает твердого упора, а потому они медленно скользят по дну. В результате через несколько мгновений я оказался уже не в вертикальном положении, а в наклонном. Меня неостановимо тянуло к «подветренной» кромке полыньи. Вот нижняя часть тела уже ушла под ледяной панцирь, вот уже край льда перед самым лицом…

Инстинктивно я сделал именно то, о чем упоминал выше в своих пояснениях Алексей Сурин: ухватился руками за край льда, пытаясь удержать себя от окончательного ухода под лед. На счастье, сил хватило. А еще через короткое время ко мне прилетела спасительная веревка, брошенная товарищами. Ухватившись за нее, я был вытянут ими из полыньи на твердый лед.

В итоге инцидент обошелся без серьезных последствий, если не считать, конечно, утопленного велосипеда. Ни виновник происшествия, ни его спасатели даже насморком не заболели после таких зимних «ванн». Однако пришлось потом еще несколько часов сушиться на берегу у разведенного костра.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика