В стране объявлена нулевая терпимость к коррупции

В стране объявлена нулевая терпимость к коррупции

В конце января текущего года в Пекине прошло 6 пленарное заседании Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины 19-го созыва. В Китае все измеряется по партийным меркам. Тем более пленумы партийных органов ведут исчисление по нумерации партийных съездов. Соответственно сейчас завершается цикл после 19-го съезда Компартии Китая, который передаст эстафету 20-му съезду намеченному на ноябрь 2022 года.

Однако борьба с коррупцией в Китае ведется не от съезда к съезду, а регулярно. Во главе этой борьбы — Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины, которая имеет свой постоянно работающий комитет. И вот комиссия на своем шестом после 19 съезда общем заседании доложила партии и народу что делается, и что предстоит сделать. Как было сказано в официальном сообщении о пленуме, «на заседании был рассмотрен и принят рабочий доклад, с которым выступил руководитель комиссии Чжао Лэцзи от имени Постоянного комитета Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, а также подведены итоги контрольно-надзорной работы в 2021 году и определены задачи на 2022 год».

В документе также указано на необходимость «координации усилий по наказанию коррупционеров, усилению мер сдерживания среди должностных лиц, ужесточению институциональных ограничений, повышению политической бдительности, чтобы добиться еще больших системных результатов и достичь большего прогресса в области управления». За этими, казалось бы, ритуальными словосочетаниями, конкретика, которая понятна китайцам. Например, борьба с коррупцией идет не ради самой борьбы, а для повышения качества управления и эффективности принимаемых партией и правительством решений по продвижению реформ и развитию страны.

Политическая бдительность означает внимание прежде всего к тем областям и людям, где возникают проблемы с реализацией решений и проведению реформ. «Политический надзор должен быть сосредоточен на решении ряда жизненно важных задач, таких как углубление реформ и расширение открытости по всем направлениям, содействие общему процветанию, наращивание потенциала в науке и технике, предупреждение и устранение основных рисков». Основное внимание — «руководящим должностным лицам», также известным как «ключевое меньшинство».

Выступивший на заседании Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины генеральный секретарь ЦК КПК и председатель КНР Цзиньпин, являющийся также председателем Центрального военного совета, заявил о необходимости твердо придерживаться принципа «нулевой терпимости в борьбе с коррупцией». Примерно также, как и в борьбе с ковидом. «Некоторые нездоровые тенденции, которые долгое время не удавалось обуздать, были взяты под контроль, многие проблемы, которые долгое время преследовали нас, были решены, а серьезные скрытые опасности, существовавшие в партии, стране и армии, были устранены», — отметил он. Но проблем еще немало. «Мы должны осознавать, что яростная борьба с коррупцией по-прежнему продолжается», — подчеркнул товарищ Си. Китайский лидер призвал прилагать непрерывные усилия для достижения стратегической цели, когда чиновники не осмеливаются, не могут и не имеют желания совершать коррупционные акты.

Си Цзиньпин отметил существование ряда трудных задач в этой борьбе, таких как защита от необоснованного влияния всевозможных групп интересов, предотвращение того, чтобы чиновники становились жертвами коррупционного разложения, выявление и борьба со скрытыми формами коррупционной деятельности, в которой используются современные методы, устранение благоприятной среды для возникновения коррупции, избавление от системной коррупции, нейтрализация рисков и скрытых опасностей. Формализм и бюрократизм являются заклятыми врагами дела партии и страны, подчеркнул Си Цзиньпин. Кстати, в прошлом году в Китае были полностью запрещены криптовалюты, которые стали одним из основных средств коррупционных расчетов.

Так как же практически идет эта работа? За первые три квартала 2021 года рассмотрено более 470 000 случаев коррупции и санкционировано расследование в отношении более 414 000 должностных лиц, причем 22 из них на уровне министерств и руководителей провинций. То есть это министры, губернаторы, их заместители и министерские чиновники рангом пониже. С января по сентябрь 2021 года компетентные органы получили более 2,84 миллиона писем с сообщениями о коррупции и других случаях нарушения закона. Как говорится, сигналы с низу тоже играют важную роль в этой работе.

К примеру, среди попавшихся за прошедший год Чжан Юнцзе, заместитель председателя правительства Тибетского автономного района, Ван Бинь, секретарь парткома и председатель крупной компании China Life Insurance (Group) Co.

А всего, начиная с 2012 года, когда товарищ Си Цзиньпин развернул непрекращающуюся борьбу с коррупцией, «под следствие попали 393 чиновника уровня руководства провинций или министерств, 22 000 чиновника уровня руководства департаментов и бюро, 174 000 чиновника уровня руководства уездов и 631 000 чиновников низового уровня». И это относительно немного, если учесть, что всего комиссия по проверке дисциплины проверяла деятельность 1,5 млн чиновников.

Когда шло заседание Комиссии по проверке дисциплины, центральное телевидение Китая показало первую серию пятисерийного документального расследования «Нулевая терпимость к коррупции». В первой части наиболее интересные эпизоды посвящены делам Сунь Лицзюня, бывшего заместителя министра общественной безопасности и Ху Хуайбана, бывшего главы Китайского банка развития. Прямо на телеэкране Ху признается в получении взяток в размере «десятков миллионов юаней» от Е Цзяньмина, основателя и бывшего председателя китайской энергетической компании CEFC, в частности, за одобрение кредитной линии CEFC на 4,8 миллиарда долларов США. «Они опозорили звание коммуниста и подвели лично товарища Си», — говорит голос за кадром.

Интересно, что под особым вниманием Комиссии по проверке дисциплины находится «карающий меч партии» — Министерство общественной безопасности. В Китае считают, что те, кому даны особые властные полномочия, должны отвечать за свои проступки строже. Но эта особая власть и полномочия, как видно, становятся непреодолимым соблазном для некоторых нечистых на руку партийцев.

Другой подвергшийся проверке комиссии бывший замминистра общественной безопасности — Фу Чжэнхуа, который, правда, успел побывать на должности министра юстиции и заместителя главы Комитета по социальным и правовым вопросам Национального комитета Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК). В октябре 2021 года было сообщено, что он находится под следствием по подозрению в серьезных нарушениях партийной дисциплины и закона. А потом китайское телевидение показало его, сидящего за столом со специальной безопасной ручкой, которой нельзя нанести себе увечья. Этой ручкой Фу в прямом эфире подписывал признательные показания в коррупции.

Наиболее известно в мире дело замминистра общественной безопасности КНР Мэн Хунвэя, потому что он был еще и главой Интерпола. Но вот в сентябре 2018 года он отбыл из Франции в командировку в Китай и вдруг перестал выходить на связь. А 7 октября 2018 года власти Китая официально сообщили о задержании Мэн Хунвэя по подозрению в коррупции. В январе прошлого года суд признал его виновным в получении взятки в 14,46 млн юаней ($2,12 млн). Мэн Хунвэй был приговорен к 13,5 года лишения свободы и штрафу в размере 2 млн юаней (около $292 тыс.).

Как известно, в КНР не только занимаются разоблачением коррупционеров внутри страны, но и преследует, тех, кому показалось, что они вроде бы успешно обделали свои делишки и отбыли за рубеж. Таких в Китае называют «лисами», и на них открыта настоящая охота. Многие, получив от компетентных органов соответствующие доказательства их неблаговидной деятельности, осознают, что поступили неправильно и добровольно возвращаются на родину, вверяя себя в руки правосудия. Эффективность этой работы признают даже международные структуры. Не так давно испанская правозащитная группа Safeguard Defenders опубликовала доклад, согласно которому, с 2014 года Пекин вынудил почти 10 000 китайцев, проживающих за рубежом и замеченных на родине в неблаговидных поступках, вернуться домой. В докладе приводятся 120 случаев принудительного возвращения на родину китайцев (в основном из Северной Америки), обвиняемых в экономических преступлениях. Правозащитники, конечно, возмущены: при этом используются незаконные средства, включая замораживание счетов, запугивание, угрозы и даже похищения, санкционированные государством.

Но в Китае считают, что таким образом там защищают права других людей — остального китайского народа, который имеет право всеми доступными методами бороться с жуликами и ворами и не давать им скрыться от правосудия. Кроме того, это делается не абы как, в соответствии с законом, принятым в 2018 году, который дает право применять к преступникам не только убеждение, но и другие приемы, оговоренные законом. Кстати, операция «Охота на лис», начатая в 2014 году, позже стала частью тотальной системы «Небесная сеть», которая не позволяет преступникам расслабиться даже в самых дальних уголках мира. По официальным данным, за 11 месяцев 2021 года «Небесная сеть» обеспечила возвращение в Китай 1114 беглецов, подозреваемых в коррупции и отмывании денег. Вместе в ними в КНР возвращаются и похищенные ими немалые деньги.

В России часто можно услышать скептические мнения по поводу китайской борьбы с коррупцией. Якобы, коррупции меньше не становится, борьба проводится слишком жестко и имеет политическую подоплеку. Часто об этом говорят в России те, у кого «рыльце в пушку», кому нравится система, частью которой коррупция и является. Но их аргументы разбиваются об неопровержимые факты. Антикоррупционная борьба в Китае — это часть общей экономической политики, которая привела Китай к феноменальным успехам в развитии и превратила отсталую страну в мирового лидера. И здесь сравнения явно не в нашу пользу.

Говоря о результатах антикоррупционной кампании, старший научный сотрудник китайского аналитического центра «Тайхэ» (Taihe) Ян Вэньмин объясняет, что они даже не в возвращенных средствах. «Компания укрепила доверие народных масс к Компартии и к ее политическим правам на управление страной, помогло улучшить имидж партии, повысило ее способности управлять государством». «На практике удалось доказать, что Компартия и коррупция несовместимы», — считает эксперт. «Если смотреть с экономической точки зрения, то борьба с коррупцией напрямую помогает не только избежать потери общественных материальных ценностей, несправедливого распределения общественных богатств и расслоения общества на бедных и богатых, но и создает условия, способствующие честной рыночной конкуренции и рациональному распределению ресурсов, поддержанию рыночного порядка, помогает снизить операционные издержки и управленческие риски предприятий, улучшить инвестиционную среду, что крайне выгодно для своевременного регулирования модели экономического развития и здорового, стабильного развития экономики».

Кроме того, меры против коррупции, по его словам, помогают «исправлять нездоровые тенденции в обществе, продвигать цивилизованную мораль и культурные ценности, укреплять правильные ценности и ориентиры общественного мнения, способствует очищению общественных нравов и морального облика».

«Эта кампания продемонстрировала, что вне зависимости от того, высокопоставленный это чиновник или нет, правительство не проявит к нему никакого снисхождения в случае его виновности. Это стало своеобразной встряской для общества, но тем не менее и в низах, и в верхах сформировалось единство мнений о необходимости этих мер», — считает Ян Вэньмин.

Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика