Путин и Лукашенко нашли «таблетку» от протестов

Путин и Лукашенко нашли «таблетку» от протестов

Операция миротворческой миссии ОДКБ, проведенная в Казахстане, была разработана президентами Белоруссии и России за час, заявил белорусский лидер Александр Лукашенко.

По его словам, «вся операция, вплоть до деталей», была спланирована им и его российским коллегой Владимиром Путиным.

«Был намечен замысел. И министерства обороны под руководством Шойгу и Хренина детализировали в генеральных штабах замысел двух президентов, и уже через несколько часов вылетели первые самолеты в Казахстан», — сказал Лукашенко, добавив, что все было сделано «быстро и решительно».

Он также отметил, что проведенная операция не только «охладила пыл управляемых извне террористов и экстремистов», но и продемонстрировала миру тесные союзнические связи и потенциал ОДКБ.

Кроме того, по его словам, успехи миротворческой миссии ОДКБ выявили эффективный механизм борьбы с цветными революциями.

Лукашенко также заявил, что оперативная переброска сил ОДКБ устранила угрозу разрушения казахстанского государства и обеспечила стабилизацию ситуации.

Получается, Путин с Лукашенко вдвоем все решили? Роль остальных лидеров стран-членов ОДКБ свелась к роли статистов? Включая, премьер-министра Армении Никола Пашиняна, который формально, председательствуя в организации, принимал решения и отдавал распоряжения?

Можно ли считать, что в свете трагических событий в Казахстане связи наших стран только укрепились? Будет ли это означать углубление интеграции? Тем более что общая опасность и страх перед «цветными революциями» по определению должны сближать…

— Александру Лукашенко потребовалась военно-политическая и экономическая помощь Москвы во время массовых общегражданских протестов лета-осени 2020 года, — напоминает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Очевидно, в контексте казахстанского кризиса ему было важно показать себя не только и не столько реципиентом братской помощи России, но и лидером одной из стран, которые и сами в рамках существующих международных договорённостей готовы прийти на помощь. Политические лидеры не любят оставаться в долгу перед своими коллегами, во всяком случае публично. Да и Кремль вряд ли официально дезавуирует слова Лукашенко, потому что партнёров не принято выставлять в дурном свете.

ОДКБ должна была хоть как-то и хоть когда-нибудь проявить себя. Но до официального обращения казахстанского президента поводов не представлялось. В этом смысле одного публичного заявления Токаева, как представляется, было достаточно, чтобы запустить механизм коллективной помощи.

Для президента Токаева, очевидно, было принципиально получить помощь именно от коллективного органа, членом которого является и Казахстан, а не от одной только России — несмотря на то, что именно Россия направила в республику большее число военных, чем остальные, а также предоставила воздушный транспорт для партнеров по ОДКБ.

«СП»: — Подобная слаженность действий Лукашенко и Путина как-то укрепит наш союз? Углубления интеграции ждать не стоит?

— Принципиальный вывод, который сделали в Москве и Минске, связан не с проектом Союзного государства, но с вопросом транзита власти. До начала этого года многим Казахстан представлялся практически идеальной моделью авторитарной модернизации с успешным транзитом власти при сохранении «якоря» в лице первого президента республики Назарбаева. Сейчас же стала понятна опасная сторона авторитарного транзита, связанная с проблемой двоевластия.

В этом смысле реализация идеи формальной смены президента с фактическим оставлением Лукашенко и Путина на каких-то особых должностях со сверх расширенными полномочиями, скажем в Совете безопасности и/или во Всебелорусском народном собрании, стала менее вероятной. Партии транзита потеряли очки. К Союзному государству всё это отношения не имеет, речь идёт о собственных властных вертикалях, которых в России и Белоруссии, естественно, две, а не одна.

«СП»: — Видимо, не стоит ждать интеграции и с Казахстаном? Многие эксперты недавно говорили, что Москва получает шанс превратить экономическую стратегию евразийской интеграции в политическую, чуть ли не включить Казахстан в Союзное государство. Угроза миновала, можно забыть? В благодарность России за спасение Токаев назначает министрами русофобов и дает понять, что курс Елбасы продолжится…

— В казахстанском кризисе каждый увидел своё. Те, кто опасался восстановления СССР под руководством Москвы, разглядели в операции ОДКБ ровно эту перспективу. Те, кто жаждал возвращения Казахстана, по крайней мере, северного, «в родную гавань», увидели такую возможность.

Кто-то увидел возможность продвинуть в Казахстане русскую повестку и т. д. В действительности, как мне представляется, и сам новогодний кризис, и призыв к помощи ОДКБ, и быстрая высылка воинского контингента — все это было гораздо более спонтанно, чем считают сторонники больших планов, «наших» и «американских». Москва не любит революций. Россия хочет восприниматься не как источник неприятностей и односторонних территориальных изменений, но как донор безопасности и/или стабильности для региона и не только. Отсюда и помощь Асаду, и поддержка Лукашенко, и операция ОДКБ в Казахстане.

Москва — она скорее про то, чтобы не было хуже, а революции, с точки зрения Кремля, всегда делают только хуже всем — в т. ч. и русским.

«СП»: — Лукашенко также сказал о появлении механизма борьбы с цветными революциями. Можно ли реально говорить о появлении такого механизма?

— Как показывает пример неудавшихся революций — или мятежей, если использовать чаще встречающийся в соответствующей пропаганде термин, — наиболее действенным способом противостояния оным является, во-первых, плотная смычка политического руководства государства и силовиков, и, во-вторых, максимально жесткое (оно же жестокое) подавление протестов. Это сработало в Венесуэле, Белоруссии и Казахстане. При отсутствии обоих факторов, например, на Украине или в Грузии, «цветная революция» может победить…

— Похоже, Александр Григорьевич приукрашивает, — говорит политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— И вообще, разработка планов такого рода — «не царское дело». Дело первых лиц — поставить задачу по разработке плана и принять решение о реализации. Остальное в компетенции военных.

Хотя, если вспомнить известный анекдот о сортировке картофеля, которой занимался сам белорусский лидер…

«СП»: — А нужно ли нам спасать за свой счет многовекторные режимы типа Токаева и Лукашенко? Лукашенко много обещает, но ничего не выполняет, напротив, его аппетиты все время только растут. А Токаев? Многие эксперты недавно говорили, что Москва получает шанс превратить экономическую стратегию евразийской интеграции в политическую, чуть ли не включить Казахстан в Союзное государство.

— К сожалению, тренд на поддержку надоевших всем режимов не нов. Поддерживали Шеварднадзе, Кучму, Саргсяна и т.д. — вместо того, чтобы мягко заменить на молодых и перспективных. В результате замены сделали от противной стороны. Молодых и перспективных надо растить, а мы этим не занимались или занимались коряво.

Что касается «цветных» революций, то ими будут объявлять любые протесты, любой протест будут стремиться сделать «цветным». Нашим политикам и технологам надо, наконец, научиться видеть социальную подоплеку протестов и искать причины там. И тогда можно будет увидеть реальную картину. Если же любой протест считать «цветным» и реагировать на него как на «цветной» — он таким и станет. Точнее, его таким и сделают. Неужели непонятно, что такой подход — это «реактивное управление», а значит уступка инициативы. Социальная политика — вот реальный механизм, снимающий вопрос «цветности».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика