Анджела Георгиу — о том, почему не любит концерты в интернете

В Большом театре прошел первый в этом году гала-концерт, организованный компанией IMG из цикла «Пласидо Доминго приглашает». Вместе с маэстро на Историческую сцену вышли его знаменитые коллеги и друзья: Хибла Герзмава, Екатерина Семенчук, Эва-Мария Вестбрук, Рене Папе, Марио Чанг и Анджела Георгиу — выдающаяся румынская сопрано, которая прославилась не только своим уникальным голосом, но и крутым примадоннским нравом. Приехав в Россию, Анджела Георгиу дала эксклюзивное интервью «РГ».

 Анджела Георгиу - о том, почему не любит концерты в интернете

Анджела Георгиу: Моя жизнь — это музыка. И я не стану лицемерить, говоря, что работа, которую я делаю, не для публики. Фото: Павел Рычков / Большой театр

С какими чувствами вы ныне ехали в Россию?

Анджела Георгиу: Я сначала не знала, что это вечер Пласидо. Я ехала в Москву просто на новогодний концерт. Хотя, если честно, не люблю такие концерты, потому что такой формат, где много солистов рассеивают внимание публики. Но мне очень хотелось выступить в Большом театре, поэтому я все-таки согласилась. Да и сегодня такое время, что любое состоявшееся выступление уже удача.

Пандемия, на ваш взгляд, нанесла непоправимый ущерб искусству?

Анджела Георгиу: Думаю, да. Но очень плохой период в жизни, в конце концов, нужно просто забыть. Нам всем это просто необходимо. Поэтому, когда я сегодня готовлюсь к выступлениям или собираю багаж, чтобы отправиться на гастроли, для меня неважно, что происходит вокруг. Хотя в нынешние времена любое "да" мгновенно может превратиться в "нет". В самый первый месяц, когда это безумие только началось, я потеряла десять концертов — по пять в Америке и в Китае. В отличие от некоторых моих коллег, у меня были контракты именно в тех странах, где было отменено все. Для меня это было большое психологическое бедствие. Ведь я начала петь на сцене в восемнадцать лет… И с 1985 года я никогда не прерывалась в своей профессии, и тут, впервые за все эти годы, мне говорят: "Стоп!". Одним словом, катастрофа!

А многие ваши коллеги, говорят, что пауза пошла им на пользу…

Анджела Георгиу: Они лгут! Зачем мне пауза, если я на пике карьеры? Я больше ничего не умею делать, кроме того, как петь. Это моя профессия. Я очень серьезно отношусь к своему делу, полностью ему отдаюсь. Если у меня этого нет, я — никто. Моя жизнь — это музыка. И я не стану лицемерить, говоря, что работа, которую я делаю, она не для удовольствия, не для публики. Но еще хуже, думаю, пришлось в эти месяцы молодым певцам… И артисты, и публика — все оказались напуганы. Но осознали, что мы нужны друг другу в равной степени.

А чем вы занимались, когда театры и концертные залы были закрыли?

Анджела Георгиу: Я очень старалась быть полезной. И не только занималась записями, последней из которых — с музыкой Вангелиса, что он написал специально для меня, я очень горжусь. Но постоянно искала места в больницах, врачей, лекарства… Я очень многим людям помогла, даже не подозревая, что у меня есть на это силы.

И каким теперь, на ваш взгляд, будет оперное искусство?

Анджела Георгиу: И сегодня, и вчера оперное искусство деградирует, прежде всего, благодаря усилиям режиссеров, которые теперь главные. К сожалению, я единственная певица, которая говорит "нет" этой деградации и беспределу. Никто из коллег за мной не идет. А я категорически не хочу участвовать в "Богеме" на Луне или на Марсе, а в "Травиате", где Виолетта Валери — очень образованная юная леди доит корову. По-моему, это вершина деградации! Но только у меня хватает мужества протестовать, требовать, чтобы мои спектакли были по-настоящему умными и красивыми, самыми красивыми. И сегодня, например, в "моих" спектаклях "Травиата", "Фауст", "Адриана Лекуврер" или "Тоска", премьеры которых пела я, мечтают спеть все мои коллеги, в чем они мне лично признаются.

Не подумайте, я не против новых постановок с поиском идей и смыслов. Но, пожалуйста, не забывайте, что все театры и исполнители — мы все вместе сосуществуем лишь благодаря тому, что создал гений композитор, которого мы должны уважать. Я уверена, это примитивное заблуждение, что современные, уродливые постановки способны привлечь в театр новую публику или молодежь…

Поэтому вы так часто отменяете свои выступления?

Анджела Георгиу: Безусловно! Я знаю, чего хочу и за это отчаянно борюсь. Мне важны красивые постановки, а еще мне нужно, чтобы мне нравились мои партнеры. Я должна любить или хотя бы быть влюбленной! И чтобы это было взаимно. Или как минимум, чтобы мои партнеры были хорошими актерами и умели хорошо играть влюбленность…Да, на протяжении карьеры я много раз отменяла спектакли именно из-за того, что я плакала, так как была недовольна постановкой или партнером. А когда ты всю ночь проплачешь, на следующий день ты уже не можешь петь. Ведь вся моя жизнь зависит от моего голоса, который решает и что я ем и пью, и то, что он не хочет детей. Вот такая правда.

Из-за этого о вашем сильном и неуступчивом характере в оперном мире слагают легенды?

Анджела Георгиу: Мне хотелось бы даже, чтобы и в этом интервью доминировала красота. Я сама с собой борюсь ради того, чтобы забыть обо всем безобразном, что случалось в моей жизни, чтобы меня ничто не разрушало изнутри, и я имела бы внутреннюю силу двигаться вперед счастливой. Если человек жив, я уверена, он обязан любить и быть счастливым. Моя биография "A Life for Art" уже издана на английском языке в Англии и в Америке. Я ее сократила почти вдвое, так как принципиально не хотела смешивать красоту с безобразиями, с которыми я сталкивалась и какие поступки совершала для искусства и ради искусства… У меня в семье случилась трагедия — моя сестра умерла молодой. И теперь я точно знаю каждый прожитый день — это дар, который мы не имеем права разбазаривать.

Вам нравится кто-нибудь из молодого поколения певцов?

Анджела Георгиу: Есть много красивых голосов. Мне очень не нравится, что в последнее время вокал стали преподавать в интернете все, кому не лень. Даже совсем молодые певцы, у которых нет ни знаний, ни техники, ни опыта. Это ужасно! Вообще самая главная удача для оперного певца в начале пути — это встретить своего учителя, который будет и по сердцу, и по характеру.

Если меня кто-то освистал, я расцениваю это как нападение и вызываю полицию 

А главное, занятия будут проходить без психологического насилия и насилия над голосом. Ведь огромное количество очень талантливых певцов безвозвратно теряют голоса в процессе так называемого обучения. И это преступление! Я за все свою жизнь ни разу к фониатру не обращалась. А все коллеги вокруг делают какие-то операции на связках, потому что у них техника неправильная.

Но интернет сегодня для большинства стал единственным источником информации…

Анджела Георгиу: Да, но это убивает искусство! Я считаю, сегодня многие знаменитости не правы в своей маниакальной привязанности к социальным сетям. Ошибка считать, что артисты такие же, как и все остальные люди. Это неправда! Зачем выставлять на всеобщее обозрение свою повседневную жизнь — еду, шопинг или занятия спортом? А все эти "квартирные" концерты в интернете, это настоящее предательство профессии! Я уже насмотрелась на кухни, спальни и прочие бытовые подробности жизни своих коллег. Я считаю, певцы не имеют на это права! Мы не такие как публика, если даже у нас есть семьи. Мы должны жить так, чтобы сохранялась загадка. Я не собираюсь отдавать свою жизнь на потребу публике. Мы нужны своей публике, я уверена, совсем не для этого! А для того, чтобы мечтать, чтобы попадать в другой, лучший мир.

А вам нравится выступать перед публикой, которая вас обожает или которую надо завоевывать?

Анджела Георгиу: Я не думаю, что за один вечер можно завоевать публику. Сейчас, благодаря интернету, публика, как правило, хорошо знает на чье выступление отправляется, кого хочет посмотреть живьём. Собственно, за это люди и платят деньги. Вот почему я против той части публики, которая приходит лишь для того, чтобы покричать "Бу!". Это бесчеловечно унижать артиста! Поэтому, если меня кто-то освистал, то я всегда вызываю полицию, так как расцениваю это как нападение, за которое нужно отвечать. Ведь и у знаменитого, талантливого артиста бывает плохой день, и он также нуждается в поддержке, как и проигравший спортсмен. А уничтожить, втоптать в грязь — это бесчеловечно.

А чего вам еще хотелось бы достичь?

Анджела Георгиу: Вы хотите, чтобы я сейчас о будущем поговорила? Сегодня все певцы, которые рассуждают о будущем, они просто "бла-бла-бла". Сегодня мы ни в чем не можем быть уверены из-за пандемии… Конечно, мне хотелось бы сделать еще "Манон Леско" на сцене и все то, что значится в моем расписании, состоялось. Но это от меня не зависит. И я только молюсь, чтобы в "Ковент-Гардене", куда я сейчас отправляюсь из Москвы, состоялся мой вечер, посвященный тридцатилетию моего международного дебюта и сотрудничества с Королевской Оперой.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика