Что означает рейтинг самых издаваемых писателей от Книжной палаты

Изучение статистики книжных продаж за прошлый год, публикуемой Книжной палатой, — такое же увлекательное занятие, как и изучение букмекерских ставок перед вручением Нобелевской премии по литературе. И тоже на грани guilty pleasure, «грязного удовольствия». Потому что, как известно, задним числом можно складно объяснить что угодно.

Но всё-таки рискнем ему предаться. Итак, вот первые 20 позиций в списке взрослых авторов.

 Что означает рейтинг самых издаваемых писателей от Книжной палаты

Первое, что бросается в глаза — живых и неживых в нем ровно поровну. Но вторых чуть-чуть больше. Живых — 10, но это включая Татьяну Полякову, увы, скончавшуюся как раз в мае 2021 года.

Пишущие по-русски и не по-русски тоже в полном паритете — 10/10.

А вот среди пишущих не по-русски, как ни странно, нет тотальной гегемонии пишущих по-английски: ее разбавляют немец Ремарк и норвежец Несбё. Правда, есть большая хитрость: оба новых англоязычных участника списка (не считать же "новым" классика Кинга) Бардуго и Омер — израильтяне. И их первый язык — иврит. Что из этого следует? Только объясняет ещё раз, почему в США так не развита переводная литература. Зачем, все сами себе переводят.

Ну и вишенка на торте — гендерный состав. Вот здесь равноправием и не пахнет. Дам в списке только шесть из двадцати, то есть 30%. И это, из здравствующих, не Улицкая и не Рубина. И даже не Янагихара. И вообще, если мужчины представлены почти исключительно "серьёзными" авторами, от Достоевского до Стругацкого (всё-таки, видимо, подразумеваются братья), и из этой шеренги выбиваются только Акунин и Омер, оба — фэнтезийные и детективные авторы, то дамы — исключительно детективами и фэнтези (Бардуго). "Серьезной" можно счесть только Остин, и то больше из уважения к ее почтенному 250-летнему возрасту.

Вывод: чтобы стать суперуспешным автором, по-прежнему лучше быть белым мужчиной. Желательно мертвым, но, впрочем, как показывает чемпионский опыт Кинга, сейчас это уже не обязательно.

Обратимся теперь к писателям, выделенным как детские

 Что означает рейтинг самых издаваемых писателей от Книжной палаты

Здесь мы видим картину еще более причудливую. И, можно сказать, жесткую.

Здравствующих авторов в первой двадцатке всего шестеро.

Иностранных — всего пятеро. Мужчина из них только один — Ханс Кристиан Андерсен.

Всего же мужчин в этой двадцатке больше половины — 13. И, право, это завидные мужчины — Пушкин, Алексей Толстой, Корней Чуковский. Он на первом месте с суммарным тиражом 957,6 тыс. экз. Что лишь немного уступает тиражу Стивена Кинга — 961,5 тыс. экз. Так что получается, что Корней Чуковский — это Стивен Кинг для детей.

Самое интересное обнаруживается, когда начинаешь анализировать, а кто же суть здравствующие русские авторы? Кто такие Успенский и Драгунский, — понятно, а вот кто такая Арина Владимировна Чунаева, обогнавшая Пушкина и почти догнавшая модную авторшу мимимишных книжечек Холли Вебб?

Удивительно, но на этот вопрос не смогли ответить с ходу ни издатели, ни обозреватели детской литературы. Выручил Яндекс: сценарист "Фиксиков", "Барбоскиных" и… практикующий психолог, имеющий, как следует из ее репрезентации на сайте samopoznanie.ru, "сертификат, подтверждающий овладение наукой и искусством НЛП на уровне "НЛП-мастера"". Ее многочисленные книги — это создаваемые в соавторстве новеллизации мультсериалов, но в топ-20 она вошла с единственной (!) авторской книгой "В Новый год с новыми сказками. Интерактивная книга", изданной бешеным тиражом 750 тыс. экз. Тут даже про НЛП-мастера шутить не нужно — достаточно поглядеть на обложку с героями советских мультфильмов.

""Книги" по популярным мультикам всегда будут пользоваться спросом. Зайди в любой супермаркет, все полки ими забиты и у касс вертушки с ними. Причем, в отличие от планшета с мультиками, они не вызывают у родителей чувства вины, ведь ребенок читает", — заметила в длинном обсуждении Мария Козлова, сооснователь издательства "Розовый жираф".

Такое же недоумение вызывает занимающая десятое место Елена Ульева. И недоумение это разрешается так же просто. Ее книги, изданные общим тиражом 383 тыс. экз. — это разнообразные развивайки, познавайки, "энциклопедии для малышей" — продукция по-своему полезная и нужная, но ставить ее в один ряд со сказками Пушкина и Андерсена — все равно что ставить в один ряд с собраниями сочинений 365-страничный ежегодник. Потому что он тоже толстый и в красивом переплёте с золотым тиснением.

Единственный здравствующий русский детский автор, впускающий "книги как книги" — это Андрей Усачев. С чем мы его и поздравляем!

Вывод же из изучения этого детского топ-20 можно сделать такой.

Рынок детской литературы, в отличие от взрослого — это рынок типа the winner takes it all.

Это значит, что в нем нет никакой кривой распределения и "длинного хвоста": есть два-три раскрученных автора, которые делают, в сущности, то же, что и остальные, но с ними уже привыкли работать. Потому что малышовые развивайки — это вопрос даже не маркетинга, а логистики. Когда все делают примерно одно и то же, кто первым выложит свою продукцию в гипермаркетах — тот и победитель, который забирает всё.

Звучит прагматично и даже жестоко. Но приходится вспомнить слова другого жестокого прагматика: другого рынка у меня для вас нет, товарищи писатели.

Читайте подробнее о рейтинге Книжной палаты на портале ГодЛитературы.РФ. Победитель забирает всё — Год Литературы (godliteratury.ru)

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика