Made in USA: Американский след в военном наследии Средней Азии

Made in USA: Американский след в военном наследии Средней Азии

Оружие с клеймом «Made in USA» пользуются всё меньшим спросом на мировом рынке вооружений — объем американского экспорта сократился примерно на 21 процент. По данным Госдепа Соединенных Штатов, в 2021 году сумма по межгосударственным и частным контрактам составила 138 миллиардов долларов, вместо 175 миллиардов в прошлом году.

Причин достаточно много, в том числе и политических. Президент Джо Байден проводит менее агрессивную политику в поддержку производителей американского оружия, в отличии от своего предшественника Дональда Трампа. С трудом продаётся по ряду причин и истребитель пятого поколения F-35, на экспорт которого Вашингтон возлагал большие надежды. Опять же в большей степени возрастает конкуренция на рынке вооружений, где активными игроками являются Россия, Китай, Израиль, европейские оружейники. А ещё у США есть «неиспользованные возможности» — страны, которым не удалось навязать своё вооружение. В первую очередь это регион Центральной Азии, государства, которые в советское время называли среднеазиатскими.

Речь об Узбекистане, Казахстане, Киргизстане, Таджикистане и Туркменистане, ставшие самостоятельными и независимыми после 1991 года и создавшие свои национальные армии. США стали их достаточно активно «окучивать», предлагать свою помощь в обучении местных военных, в поставках вооружений и техники. Особых успехов Вашингтон на этом поприще не добился — автоматическая винтовка М-16 не вытеснила автомат Калашникова, танк M1 Abrams не заменил советско-российский Т-72. Тем не менее, свой след США здесь отпечатали — большей частью колёсами бронетехники.

Теоретически Вашингтон мог добиться в Средней Азии гораздо большего эффекта, в том числе с поставками своих вооружений, однако этого не произошло. Во многом потому, что США сконцентрировали военное внимание на Афганистане, откуда стремились контролировать регион в противовес влиянию России. Однако, в большей степени из-за того, что роль Москвы в поставках оружия традиционно оказалась доминирующей для Ташкента, Нур-Султана, Бишкека и Душанбе, исключением в этом списке стал Ашхабад, ориентированный в большей степени на турецкие вооружения.

Если, скажем, в Казахстане импорт российских вооружений составил за последние тридцать лет 85 процентов, то США довольствуются здесь 1,4%, уступая Европе и Украине. Из наиболее крупных партий — американские бронеавтомобили HMMWV (Humvee), которые в количестве 64 машин присутствуют в миротворческих подразделениях «КазБат» и «КазБриг». При этом Казахстан активно выстраивает союзнические отношения с Соединенными Штатами.

Между Нур-Султаном и Вашингтоном действует уже четвёртый пятилетний план военного сотрудничества, охватывающий период с 2018 по 2022 годы. Его подробности особо не разглашаются, но известно, что он сконцентрирован на двух основных направлениях: подготовка казахстанских военных кадров и сотрудничество по флотской линии, с возможным доступом к военной инфраструктуре Каспия. И, скажем, миротворческая бригада «Казбриг», входящая в состав аэромобильных войск Казахстана, сертифицирована американцами по совместимости с войсками НАТО. Обучают сержантов этой бригады американские инструкторы, офицеры проходят обучение в США.

Активно развивающаяся сейчас армия Узбекистана, считающаяся самой мощной в Средней Азии, также основную ставку делает на российские вооружения. Сейчас, к примеру, Ташкент готов закупить у Москвы многофункциональные истребители Су-30СМ (об этом было заявлено ещё в 2019 году). Далее в списке поставщиков значатся Китай, Франция и Испания. США занимают пятую позицию и продвинули здесь опять же бронетехнику: бронетранспортёры M-ATV, MaxxPro Plus, Cougar и RG-33, общей численностью более 300 единиц. Первая их партия была передана безвозмездно ещё в 2014 году. Каким образом Узбекистан получил остальные — не известно.

Армия Киргизии практически на сто процентов укомплектована ещё советской боевой техникой. Это касается вооружений сухопутных войск и ВВС, из относительных новинок можно назвать разве что модернизированный российский БРДМ-2МС. Американское оружие представлено 120-мм миномётом М120, впрочем, он является разработкой израильской компании Soltam Kb, но стоит на вооружении армии США. Во время пограничного конфликта между Киргизией и Таджикистаном в апреле-мае 2021 года армиям двух стран по большому счёту не было что выставить из серьёзных вооружений. Стычки на границе назвали «войной палок и камней».

Армия Таджикистана также полагается лишь на старую советскую военную технику, а ещё на российскую 201-ю военную базу, численность которой сопоставима с вооруженными силами страны. Оружия с клеймом «Made in USA» здесь нет вовсе, разве что в приграничных районах с Афганистаном можно встретить у местного населения американские автоматические винтовки М-16. Можно отметить, что Душанбе выделяет на оборонный бюджет около 78 миллионов долларов (Киргизия, к примеру, только 20 миллионов).

Вооруженные силы Туркменистана называют «армией мира» — Ашхабад позиционирует себя как нейтральное государство и делает ставку на небольшую, но хорошо оснащенную армию. Ставка в военно-техническом сотрудничестве в большей степени делается на Турцию, у которой закупается основная часть вооружений. Россия и Китай здесь несколько уступают, но и свою часть оружейного «пирога» имеют: бронетехника, средства ПВО, реактивные системы залпового огня, проводится модернизация и обслуживание боевой авиационной техники. США на этом рынке ничем особым не представлены. На вооружении ВМФ Туркмении имеется лишь патрульный катер Point Jackson, который поступил в рамках сотрудничества от Береговой охраны Соединенных Штатов.

— Соединенные Штаты пытались «приватизировать» среднеазиатские республики сразу после развала Советского Союза, — говорит президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. — Однако делали это как-то лениво, у них других более важных проблем хватало: война в Ираке, вторжение в Гаити, бомбардировки в Югославии. У Вашингтона, образно говоря, руки не доходили до Средней Азии. А вот Россия хотя и была больше занята своими внутренними проблемами, в мае 1992 года умудрилась создать такую важную военную структуру как ОДКБ. Состав организации менялся и на сегодняшний день из республик Средней Азии в него входят Казахстан, Киргизия, Таджикистан, а с Узбекистаном и Туркменистаном у России есть ряд договоренностей по военно-техническому сотрудничеству. То есть для США туда не то что путь закрыт вовсе, но устанавливать свои правила, в том числе с навязыванием своих вооружений, они уже не в состоянии.

И когда в 2001 году США вместе с коалицией вошли в Афганистан, им были предоставлены промежуточные площадки для посадки военно-транспортных самолётов. Открыли небо в Киргизии, Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, что упростило логистику обеспечения американских войск в Кабуле. Но потом прозвучали слова «янки, гоу хоум» — военные базы на территории этих государств на постоянной основе так и не появились. Безусловно, этому способствовала и позиция России, в том числе с поставками традиционных вооружений. Активно подключились к этому процессу Китай и Турция, ниша для США оказалась занятой. Так что Вашингтону продвигать здесь своё оружие будет достаточно проблематично, а то и вовсе невозможно.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика