Сиделка прекрасная и ужасная: как найти помощницу пожилому человеку

Работницы и наниматели поделились своими историями

У многих в жизни наступает непростой момент, когда нужно искать сиделку для пожилых или немощных родственников. И стоит это все дороже — в среднем по Москве услуги сиделки с проживанием обходятся уже в 45 000 рублей в месяц. Сиделки у пожилых, или как они сами называют себя, сиделочки – социальная миссия и хорошо налаженный частный бизнес. Таящий много подводных камней с обеих сторон.

Сиделка прекрасная и ужасная: как найти помощницу пожилому человеку

Фото: pixabay.com

Пандемия сильно изменила рынок сиделок — приезжих из бывших стран СНГ стало гораздо меньше, цены выросли. Если еще пару лет назад было реально найти помощницу с проживанием, пусть не очень квалифицированную, за 20 000 рублей в месяц, то теперь таких цен нет и в помине. В Москве и области 40 000 в месяц с проживанием плюс дополнительная оплата питания уже считаются почти минимальной планкой.

Как нанимать сиделку — через агентство или самостоятельно — каждый решает сам, и выбор этот не так прост. Плюс в агентстве — официальный договор, согласно которому фирма обязуется предоставить замену, если что-то пойдет не так. А если у человека, которому берут сиделку, не дай бог, коронавирус, то в договор может быть вписан отдельный пункт о том, что сиделка об этом официально предупреждена и полностью осознает возможные риски.

Однако кандидаток агентства ищут примерно так же, как и частные лица, и зачастую лично их не знают. К тому же нередки варианты, когда агентство не оплачивает сиделке вовремя оговоренную сумму, тогда возможны проблемы и у клиента. А если клиент решит самостоятельно продлить договор с понравившейся сиделкой «в обход» агентства и там об этом узнают, то работодатель будет вынужден заплатить очень большую неустойку. 

Агентство на агентство тоже не приходится. В одном вам могут сухо заявить, что сейчас на рынке дефицит кадров, вас просто запишут в очередь — и так и не перезвонят. В другом же с сочувствием отнесутся к вашей ситуации, будут постоянно звонить, предлагая варианты, разрешат предварительно поговорить с кандидатками.

Самостоятельный поиск — через тематические группы и чаты (ключевое слово — «сиделка», если речь идет об этнических чатах в Телеграме — то переведите слово  «работа»  на нужный язык и смотрите каналы в поиске) — позволяет быстро оценить определенную выборку кандидаток, побеседовав с каждой, и договориться о меньшей цене, чем через агентство. Минусы этого варианта тоже понятны: подписывать официальный договор готовы далеко не все, если сиделка в одночасье решит покинуть работодателя, замену ей будете искать опять-таки вы сами. В общем, гарантий никаких, все на свой страх и риск. 

Что важно обговорить с агентством или самой сиделкой «на берегу»: максимально честно обозначить все условия, предупредить о возможных проблемах, описать особенности человека, у которого будет работать сиделка. И либо подробно изложить агентству свои требования, либо детально опросить сиделку о ее ситуации и компетенциях. Важно, например, знать, какой статус у сиделки из другого государства — возможно, она намерена работать в России три месяца, а затем выехать на такой же срок. Или у нее вообще нет регистрации, она находится в стране нелегально, что усложняет ситуацию. Или у нее есть патент на работу, но он оплачивается дополнительно. 

Доктор Джекил и мистер Хайд

— Наша бабушка жила одна в подмосковном доме со всеми удобствами, жизнь за городом была ее мечтой, которую мы осуществили, построив дачу, — рассказывает москвичка Ирина. — Мы приезжали каждые выходные, праздники, покупали продукты на неделю, делали все «тяжелые»  дела по хозяйству. 

С годами у бабушки начали отказывать ноги, врачам, увы, не удавалось радикально облегчить ее состояние. Она могла передвигаться только при помощи костылей, перестала подниматься в свою спальню на второй этаж — переоборудовали для нее первый (возвращаться жить в город она категорически не хотела). И нашли по «наводке» рабочих из поселка  помощницу по хозяйству родом из Узбекистана. Эта прекрасная, душевная женщина помогала бабушке во всем, прожила у нас четыре года. 

Но потом ее дочка вышла замуж, родила ребенка и выписала маму к себе — помогать с внучкой.

Изучив рынок сиделок, мы поняли, что контракт с агентством нам не по карману, зарабатываем мы с мужем сейчас не так много. Раскидали вакансию по группам в соцсетях, чатам в Телеграме, даже перевели объявление на узбекский и таджикский языки.

В итоге нашлась девушка, тоже узбечка, которая была готова приехать и приступить к работе немедленно. Она показалась нам работящей и внимательной, но через какое-то время стала требовать все больше дополнительных расходов — от покупки нового мобильника до платы за доставку ее подарков родне до Москвы. Что делать, приходилось выкраивать, платить — ведь бабушка к ней привыкла… И зарплату мы ей дважды поднимали.

Внезапно состояние бабушки резко ухудшилось, муж на следующий день экстренно взял на работе отпуск за свой счет и переехал к ней в загородный дом. Причем одному ему было не справиться — бабушку пришлось переворачивать, заниматься туалетом и так далее.

И что вы думаете? Наутро после его приезда сиделка собрала сумки и сообщила, что нас покидает, потому что у нее внезапно возникли новые планы. Мы предлагали ей доплату, только чтобы она не оставляла нас в такой ситуации хотя бы несколько дней, пока не найдем замену — она отказывалась. Зато денег потребовала за полный месяц, хотя шла только первая его неделя, и устроила по этому поводу страшный скандал с шантажом, грозя заявить своим родственникам, что мы  «выкинули ее на улицу»,  и вернуться вместе с ними на разборки. Из  «доктора Джекила» она в одно мгновение превратилась в  «мистера Хайда».  

Мы были крайне растеряны, совершенно такого не ожидали — ведь до этого у нас не было никаких разногласий, наоборот, мы обсуждали с мужем, что, наверное, слишком балуем нашу помощницу.

Пришлось пригрозить вызовом полиции — тогда сиделка исчезла за порогом…

Дальше нам пришлось залезать в кредит, нанимать профессиональную сиделку из Киргизии, потом бабушкой занималась женщина с Украины. Помощь обеих оказалась неоценима.

Бабушки уже нет с нами, но с этими женщинами мы до сих пор переписываемся и перезваниваемся. А ту, что сбежала в самый сложный момент, вспоминаем, как страшный сон и до сих пор не можем понять — как мы проглядели ее худшие качества.

Повезло на третий раз

Марина Громова приехала в Москву из Украины. Традиционный случай – среди сиделок очень много уроженок Украины, если в объявлении указано «славянка», то это стопудово будет землячка братьев Кличко и Тараса Бульбы. Поехала на свой страх и риск, оставшись с дочерью на руках и без работы. Ее ребенка дома растит бабушка.

– Я как приехала, нашла объявление – фирма нанимает сиделок. «Фирмой» оказалась одна ушлая гражданка, тоже родом из Украины, которая на первых порах помогала и подыскивала варианты. Поселила она меня у себя на съемной квартире, вместе с шестью такими же приезжими. Спали на матрасах на полу, но в остальном вроде все ничего было, и кормежка сносная, и девчонки в квартире отличные подобрались. Я, конечно, не соображала совсем по этой части. И меня отправили присматривать за дедом в деревню в Брянской области за 15 тысяч в месяц… Там провела более полугода, потом договор закончился, и я, наконец-то, уехала — раньше стеснялась, считала, что раз взялась, хоть и не подумавши, надо тянуть до конца.

Вырвавшись из деревни, 36-летняя Марина решила зарабатывать сама, без посредников. И снова нарвалась на неприятности. В подмосковном коттеджном поселке ей попался хозяин-абьюзер. Мужчина, служащий в силовых органах, держал в страхе всю семью. Орал на детей, бил жену и даже свою мать, для которой, собственно, и вызвали сиделку. Пожилая женщина в ясном рассудке плохо передвигалась из-за проблем с ногами. Но платили в этой семье хорошо, Марина терпела и продержалась там полгода. Уволилась только после того, как хозяин принялся проявлять к ней недвусмысленный интерес.

– Договор он порвал сразу, сказал, зачем филькина грамота, он тут все равно самый главный, – вспоминает Марина. – Мог зайти ко мне в комнату в любое время без стука. Придет вечером, и сидит молча, пыхтит. Затем стал подлавливать меня на первом этаже на кухне. Я уж старалась спускаться туда как можно реже, питалась у себя в комнате всухомятку. Начал в коридорах выскакивать, хватать меня пытался…

После этого случая Марина уехала на родину. Но спустя полтора года вернулась в Москву, работы дома не было совершенно. На третий раз ей повезло – нашла работу в нормальной московской семье, с проживанием. Ухаживает за пожилой женщиной, которой нужно только помогать в быту, медицинский уход пока не требуется. Платят средне, 45 тысяч за месяц. Но после пережитых ужасов женщина своей участью довольна. Радуется, что почти ничего не расходует на себя, практически все деньги ежемесячно отсылает домой.

Отряд для дедушки

Елена Васильева — пенсионерка. Как и многие на ее месте, попала в социальный «бутерброд» – только-только вырастила своего ребенка, как родителям потребовался уход. 10 лет помогала маме и отцу. Но, когда мать умерла, оказалось, что справиться с папой «за 80» совсем непросто.

–– Мама, наверное, сдерживала его капризы. Или, может, уже возраст пришел ему такой, что начались не просто придирки, обиды, но и истерики, – предполагает Елена. – Особенно на почве денег. Отец так и не привык к новым ценам, не понимал, сколько стоит еда. Давал 100 рублей «на хозяйство» – все, ни в чем ему при этом не отказывай…

Однако ситуация совсем ухудшилась, когда отец в возрасте за 90 перестал выходить из дома. Ноги болели, а он жил в хрущевке на последнем этаже. Полгода дочь ходила к нему трижды в день кормить, проведывать, давать лекарства.

– А я сама уже стала пенсионеркой, и со здоровьем не очень… Все вокруг мне говорили, что пора нанять сиделку. Наконец я прислушалась. Отец был участником ВОВ, пенсия у него была немаленькой, раза в два выше моей. Но, когда я начала прозванивать фирмы, поняла, что не потяну. Пришлось искать варианты подешевле.

Договорилась с женщиной-посредницей, что она будет мне «поставлять» недорогих сиделок. А я не буду их «трудить чрезмерно». Даже готовить у нас не надо было, только разогревать еду. Дать отцу эту еду вовремя вместе с лекарствами, помочь встать, дойти до туалета. Но получилось так, что никто у нас не задерживался.

За 4 года у Елены сменилось 17 сиделок. «Целый отряд можно набрать», – иронизирует женщина. Только приступит работница, неделя-другая пройдет, она уходит. И не потому, что в семье плохо относились или еще что, просто мало платили. Каждую новую работницу Елене приходилось ждать от 2-3 дней до недель, и на это время старик оставался только на ее попечении.

– Я уж просила-умоляла эту посредницу: дед старый, он трудно привыкает. Да найдите вы наконец женщину, готовую работать за наши деньги постоянно. Да, у нас только 35 в месяц и еда. Но работа сравнительно легкая, дедушка не требовательный, в своем уме. «Да-да», — отвечала, а затем все снова-здорово.

Некоторые приходили в стариковскую квартиру и сразу крутили носом – не нравится, бедно. Другие вели себя подчеркнуто равнодушно, действовали как механизмы. Была одна сиделка, которая часами ела на кухне, а потом спала у телевизора, даже храпела. Была одна болельщица, которая вместе с нашим дедушкой смотрела футбол и бурно реагировала, все время была на взводе. Потом я только догадалась, что сиделка все время «под шофе», к бутылке прикладывается. Но даже эта особа как-то позвонила и торжествующим голосом сказала, что уходит от нас в семью, где больше будут платить. Вот если не устраивает оплата – зачем соглашаться?

Когда отцу в 97 лет все-таки понадобился медицинский уход, Елене наконец повезло с сиделкой. Ухаживать за ветераном-стариком на условиях совместного проживания вызвалась женщина, которой надо было где-то укрыться. «Она явно или сбежала из семьи, или от каких-то обязательств, – предполагает Елена. – При этом она чудесно относилась к отцу, да и вообще как-то отличалась от всех, кто приходил раньше. Сериалы не смотрела, книги читала. Уколы делала отцу, памперсы меняла, мыла. Это была сиделка, которой я доверяла, как себе. Но спустя два месяца наш папа тихо, во сне, скончался.

– Про такой вариант, когда в семье у подопечного кто-то скрывается – нет, я не слышала, – говорит менеджер по набору домашнего персонала Людмила Кольцова. – Но и такое может быть. А так в основном наши работники — это приезжие на заработки из ближнего зарубежья: Украина, Беларусь, Казахстан. Из кавказских регионов женщины едут, из Подмосковья. Приезжие издалека в основном помоложе, 35-50 лет, а вот местные обычно хотят подработать на пенсии.

Проблемы, описанные в этой семье, действительно были связаны с невысокой платежеспособностью. Обычно, если так мало платят, предоставляют проживание. Нормальная оплата работы сиделки в Москве начинается с 40-45 тысяч. Средняя – тысяч 60, с учетом того, что сиделка проводит пожилому человеку самые легкие процедуры: обработка пролежней, гигиена, укол может поставить.

Сложные случаи – тяжелая деменция, рак, капельницы, моче- и калоприемники – это уже оплата 70+ тысяч в месяц. Не каждый работник сможет соответствовать, потому что, кроме основ сестринского дела нужна большая физическая сила. Поднимать больного, переворачивать… При этом не нужно забывать, что ночные выходы оплачиваются в 1,5-2 раза выше, чем дневные. Круглосуточно и постоянно работать не может никто, к тяжелым старикам обычно нанимают по 2-3 сиделки, они выходят посменно. Затраты на такой уход в среднем составляют 100-200 тысяч в месяц.

«Старый» Новый год

Отдельная головная боль и сиделок, и хозяев — это праздники, в особенности новогодние. Работники, конечно, хотят уехать домой повидаться с семьями. Хозяева настаивают на том, чтобы сиделка осталась – самим-то тоже Новый год отпраздновать хочется, или даже съездить куда-нибудь. Работники относятся к проблеме по-разному. «Двойная оплата за январь — это стандарт. Мне, кроме того, хозяева всегда подарочек дарят, не обижают», – высказывает общую мысль 60-летняя Валентина из Подмосковья.

«А мои жмоты такие, даже удивительно. Мало того, что мне – они и деду своему никогда праздник не устроят. Я привыкла даже к этому, – рассказывает 56-летняя Нина из Москвы. – Ничего, мы не теряемся. Я на стол фрукты куплю, шампанское, тортик. В этом году гирлянды развесила, елочку небольшую поставила – дедушка в восторге был!»

«Я в своей семье с моей Ириной Юрьевной всегда отмечаю Новый год, – сообщает Анастасия из Екатеринбурга. – Мои наниматели очень долго искали для своей матери не столько сиделку для ухода, сколько компаньонку, наперсницу. Она очень интересный человек, в прошлом художник, модельер. Не хотела целыми днями общаться с человеком, чуждым по духу.

Мы и вправду очень подружились, по многу часов проводим за разговорами. Читаем книги с ней, обсуждаем, я играю немного на рояле. Какие еще могут быть разговоры – и Новый год, и Рождество только вместе. У меня нет своей семьи, так получилось, Ирина Юрьевна теперь самый близкий мой человек».

«А я всегда уезжаю в праздники домой, в Петербург, – констатирует 63-летняя Наталья Леонидовна. – Такое условие прописано у меня в контракте. Новогодний отпуск и летний дома, все четко. Летом мы в разное время отдыхаем со сменщицей, зимой она остается у подопечной, никуда не едет. Я, конечно, из-за своих отпусков без работы не останусь. 12 лет уже в сиделках, в «анамнезе» высшее медицинское образование.

Массаж пожилым умею делать, любые виды медикаментозного лечения, сопровождение. Я, можно сказать, сиделка высшего уровня!»  

Источник: www.mk.ru

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика