«Старичок-охранник и замки не спасут»: кто должен защищать детей в детсадах и школах?

После трагедии в Ульяновской области, где в детском саду были расстреляны двое детей и нянечка, возобновилось обсуждение вопроса об охране детских учреждений. Татьяна Москалькова и ряд других политиков высказались за то, чтобы в садах и школах дежурили представители Росгвардии. Возможно ли обеспечить такой охраной все детские учреждения России?

«Старичок-охранник и замки не спасут»: кто должен защищать детей в детсадах и школах?

Как предотвратить нападения на детей Утром 26 апреля 26-летний житель поселка Вешкайма в Ульяновской области зашел в детский сад «Рябинка» во время тихого часа, ранил одну сотрудницу, а затем убил нянечку и двух детей. Затем он покончил с собой. Выяснилось, что перед этим он застрелил еще одного человека — владельца оружия. Позже стало известно, что у убийцы были проблемы с психикой. В детском саду, как оказалось, не было охраны, только тревожная кнопка.Оперативно прибывшие на место силовики ничем помочь уже не могли.
После случившегося в регионе решили провести комплексную проверку всех образовательных учреждений на соблюдение требований безопасности, однако очевидно, что проблема гораздо шире. Эксперты, депутаты и чиновники в очередной раз заговорили о том, как на самом деле должна быть организована охрана в дошкольных и школьных учреждениях. Снова зазвучали призывы привлечь к этому делу Росгвардию. Высказалась на этот счет, в частности, уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова.
— Это уже не первая подобная трагедия, необходимо усилить меры безопасности в детских садах, школах и колледжах по всей стране, — заявила она. — Эта крайне ответственная задача должна лежать на сотрудниках вневедомственной охраны Росгвардии, которые должны дежурить в дошкольных и школьных учреждениях круглосуточно.
С аналогичным предложением выступила председатель комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей Нина Останина, которая заявила, что еще после трагедии в Керчи в 2018 году предложила, «чтобы все садики, школы и вузы охранялись сотрудниками Росгвардии».
— Меня пытались разубедить и говорили, что у нас нет кадровых возможностей и материальных средств для охраны такого количества объектов, предложение поддержано не было, — сказалаона.
С заявлением об этом выступила и партия ЛДПР.
Почему не было охраны в детсаду Вешкаймы Руководитель объединения «Федеральный координационный центр руководителей охранных структур» Александр Козлов заявил, чтоотсутствие охраны в детсаду в Вешкайме — это грубейшее нарушение. Он сослался на постановление правительства № 1006 и указал, что в этом детсаду охраны, предположительно, не было из-за того, что не позволяет бюджет. Однако другие эксперты указывают, что как раз по этому постановлению детский сад и не обязан был оснащаться физической охраной.
— Исходя из имеющейся информации о страшном инциденте, детский сад, где произошла трагедия, на основании постановления правительства был отнесен к объектам четвертой категории опасности, — рассказала доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ Светлана Горохова. — К таким объектам относятся те, где в результате совершения террористического акта прогнозируемое количество пострадавших составляет менее 100 человек.
Она пояснила, что по этому постановлению на таких объектах не предусматривается охрана сотрудниками частных охранных организаций или другими организациями. Физическая охрана возможна только для объектов третьей и выше категорий опасности.
По данным местных властей, в детсаду на момент трагедии находилось 72 ребенка. При этом, если верить официальному сайтудетского сада «Рябинка», воспитанников там по состоянию на 1 февраля 2021 года больше 100 — в дошкольном учреждении семь групп, в каждой из которых воспитывается до 25 детей.
Если всё же этот объект законно отнесен к четвертой категории опасности, то, согласно постановлению, там должны были быть установлены пропускной и внутриобъектовый режимы и тревожная кнопка, которая оповещает Росгвардию об опасных ситуациях.
— Можно констатировать, что обязательная охрана образовательных учреждений малой численности силами вневедомственной охраны или ЧОО в настоящее время законодательством не предусмотрена, — говорит Горохова. — Конечно, это не значит, что мы не можем обсудить возможность распространения требований по постоянной охране и для этих учреждений, особенно с учетом имеющихся трагических случаев, а также нарастания потенциальных террористических угроз для всей территории страны.
Председатель Союза организаций, осуществляющих охрану социальных объектов столицы (ОСО), президент ассоциации «Школа без опасности» Сергей Саминский также замечает, что отсутствие охраны допустимо на объектах четвертой категории опасности, но если постановление не исполнено, тогда возможно привлечение ответственных за безопасность в детсаду лиц по статье 238 о предоставлении услуг ненадлежащего качества, повлекших за собой жертвы.
— По этой статье понесли ответственность должностные лица и по итогам предыдущих трагичных случаев — в Перми, в Кемерово, в Уфе, — рассказал он.
Почему росгвардейцы не могут охранять детсады Сергей Саминский считает, что предложение о привлечении к охране детсадов росгвардейцев нереальное.
— Для того чтобы охранять только дошкольные учреждения — детские сады в России, — необходимо порядка 200–300 тыс. дополнительных сотрудников вневедомственной охраны, — говорит он. — Это обуславливается еще и тем, что они в отличие от сотрудников частного охранного предприятия дежурят в строгом графике, соблюдают режим переработки. Никакой оптимизации провести невозможно.
С ним согласен и председатель общероссийского движения «Сильная Россия» Антон Цветков. По его словам, Росгвардия в качестве охраны — неплохой вариант, но вряд ли реализуемый.
— У них просто нет столько людей, да и стоить это будет намного дороже, чем самое профессиональное охранное агентство, — придется значительно увеличить количество сотрудников ведомства, чтобы «закрыть» все посты во всех образовательных учреждениях страны, а это повлечет существенное увеличение и руководящего состава, — пояснил он. — Того количества сотрудников, которое есть сейчас, явно не хватит для реализации данного предложения.
Светлана Горохова также замечает: любая законодательная новелла должна быть физически исполнима — нужны и человеческие, и финансовые ресурсы для ее реализации.
— Поэтому для начала следует выяснить, какими ресурсами обладает вневедомственная охрана, способна ли она физически обеспечить круглосуточную охрану всех дошкольных учреждений в России, которых, по данным Росстата за 2020 год, насчитывалось 35 704, — заметила она.
В Госдуме сообщили, что расчеты по количеству росгвардейцев, необходимых для детских учреждений, уже проводились. И результаты неутешительны. Зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборнов рассказал, что на детские сады, школы и колледжи требуется порядка 500 тыс. профессиональных охранников.
— А если добавить организации, которые входят в ведомство Минобрнауки, то это еще плюс 300 тыс., — рассказал он. — Получается в общей сложности на территории России около 800 тыс. охранников. А сотрудников Росгвардии сейчас меньше 400 тыс. То есть придется значительно расширять штат и тратить на это бюджетные деньги. При этом один пост охраны Росгвардии обходится бюджету гораздо дороже, чем пост частной охранной организации.
Он указал, что при проведении торгов на охрану образовательных организаций используются положения и требования приказа Росгвардии от 15.02.2021 № 45.
— Этим актом предусмотрена стоимость одного поста охраны в образовательной организации. Качественно обеспечить безопасность за меньшую сумму просто невозможно, — замечает Выборный. — Это признается как экспертами, так и регулятором, то есть Росгвардией.
Однако требования регулятора, говорит депутат Госдумы, соблюдаются не везде — на рынке много демпингующих охранных организаций, работники которых не знают, как себя вести в экстренной ситуации: «просто сидят в форме у входа и ни за что не отвечают».
— Так что дело не только в деньгах. Дело в подготовленности сотрудников, — говорит Выборный. — Росгвардейцы должны будут тоже проходить специальное обучение для работы в образовательных учреждениях, ведь противодействие экстремистской и террористической деятельности — это одно, а обеспечить безопасность детей — совершенно другое дело. Каждый профессионал должен заниматься своим делом. Сотрудник Росгвардии — обеспечивать противодействие экстремизму и защищать правопорядок, специально подготовленный сотрудник частной охраны — охранять образовательные учреждения.
Руководитель Бюро расследований «Народного фронта» Валерий Алексеев замечает, что действующий порядок оказания охранных услуг требует правок, и важно как раз включить в решение проблемы охраны образовательных организаций подбор специалиста и его обучение.
— Такой профессионал должен обладать навыками и знаниями: правовыми, тактико-специальными, психологическими (умение общаться с детьми) и технической подготовкой, — рассказал он. — Существует соответствующий профессиональный стандарт, который, к сожалению, не всеми применяется. А применять его желательно не только в общеобразовательных школах и садах, а в спортивных и музыкальных школах в том числе.
Алексеев указывает, что при должном подходе решить вопрос можно как силами Росгвардии, так и силами специализированных ЧОПов ,— это вопрос не принципиальный.
— Всё упирается в финансирование таких услуг, — говорит он. — В цену входит подбор персонала, должное обучение, оснащение. По результатам анализа закупок охранной деятельности в прошлом году мы должного финансирования не увидели, а также были случаи, когда цена контракт снижалась до 70% от начальной цены. В этом году мы проведем еще один общероссийский мониторинг, разработав методологию проверки с правоохранительными органами, и будем следить, как исправляют недочеты.
Сколько школы и детсады тратят на охрану Алексеев отмечает, что в России более 40 тыс. школ, но считать дополнительные затраты пока бессмысленно.
— Необходимо проводить специальный мониторинг, — говорит он. — Где-то вход в школу один, где-то несколько. В одной школе обучается 2 тыс. учеников, а в другой — 20. Мы всё чаще приходим к выводу, что без паспортизации школ, детских садов по разным аспектам: от охраны и питания до освещенности и оборудования, — не обойтись. Это не такая сложная задача, как кажется, но она сможет помочь сформировать картину на местах и принимать решения как федерального, так и муниципального уровня.
Сергей Стаминский отметил, что по 45-му приказу в зависимости от региона по специальной формуле вычисляется начальная максимальная цена контракта, которая предъявляется на торги, после чего осуществляется закупка за счет бюджета страны.
— Цена в Москве, например, — около 270 тыс. рублей за один пост, — рассказал Саминский. — В регионах сумма меньше, но эти суммы нужно еще умножать на дополнительные посты, которые появятся в результате этих инициатив.
По данным электронной федеральной площадки «РТС-тендер», всего за 2021 год школами и детскими садами было заключено более 10 тыс. контрактов на оказание услуг охраны на 13 млрд рублей. В среднем сумма одного контракта составила 1,2 млн рублей, а общее число заказчиков — 8,2 тыс.
За четыре неполных месяца 2022 года таких контрактов было заключено 3,2 тыс. на сумму 1,8 млрд рублей, в среднем сумма одного контракта составила 841 тыс. рублей, что на треть меньше, чем по итогам прошлого года. Контракты заключили чуть более 2 тыс. заказчиков.
— Пока сложно сравнивать расходы на охранные услуги в этом году и в прошлом, ведь обычно контракты заключаются сроком на год, — поясняет генеральный директор «РТС-тендер» Владимир Лишенков. — Сейчас в ряде школ и детских садов еще могут работать прошлогодние контракты. Плюс аналитика не учитывает влияние региона, в котором происходит закупка, стоимость таких услуг в разных субъектах разная. Однозначно одно — обеспечение безопасности по всем направлениям сегодня выходит на первый план, и есть мнение, что объем таких закупок в течение года будет только расти. Однако еще более важным показателем является качество таких услуг, оно должно непременно расти.
Антон Цветков замечает, что очень многое в охране детских образовательных учреждений зависит от финансирования регионов.
— В большинстве случаев это всё ложится на плечи самих учреждений, и даже если деньги на охрану находятся, это копейки, — заметил он. — Поэтому в охране, если она вообще есть, по большей части сидят случайные люди, непрофессионалы, которые просто создают видимость обеспечения безопасности.
Депутат Госдумы Сергей Морозов, экс-губернатор Ульяновской области заявил, что по итогам поездки в Вешкайму «сделал выводы о необходимости круглосуточной охраны дошкольных, школьных и других образовательных учреждений», которая должна осуществляться «специализированной военизированной охраной за счет федеральных средств».
— Нужно изменить законодательство — и все заведения отнести как минимум к третьей категории опасности, чтобы выделять больше денег на защиту, чтобы работала военизированная охрана, — считает он. — И не нужно переваливать на региональные власти все траты, связанные с охраной. В Ульяновской области, как мне сообщили, на то, чтобы обеспечить все образовательные детские учреждения надежной живой охраной, нужно не менее 600 млн рублей.
К слову, эта сумма составляет лишь 0,8% от доходов Ульяновской области, заложенных в бюджет 2022 года (около 73 млрд рублей).
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика